Аудио

"Живая струна" (радио "Шансон")

Аудио

"Широкий вечер" (радио "Добрые песни")

Видео (студия "Ночное такси")

Телеканал "Ля-минор"

Звездный пасьянс


Печать

ВАДИМ КУЗЕМА: «МНЕ ПОМОГЛА ДОНБАССКАЯ ЗАКАЛКА»


Звезды шансона: ведущая рубрики - Яна Счастливцева

Вадим Кузема сейчас живет и работает в Германии, но среди слушателей шансона музыкант известен и в России. Непростая, интересная судьба, твердый мужской и несколько лиричный характер Вадима – все это отражено в его песнях



Зубастый волчонок

– Вадим, расскажите о своих предках – выходцах из Германии. Как они попали на Украину?

– Я родом из Казахстана, из небольшого поселка, который в основном заселяли Поволжские немцы. В начале войны их отправили в Сибирь, а потом они перебрались в северный Казахстан. Моя мать, урожденная немка Мария Юнкер, вышла замуж за украинского строителя-инженера Юрия Кузему и через год уехала жить на Украину. Так мои родители оказались в Луганской области, городе Лисичанск, где я и провел свои детские и юношеские годы.

– Как вы вспоминаете свое детство?

– Небольшой шахтерский поселок, бесшабашное, как и мы сами, время. Драки. Лазанье за яблоками по чужим дачам. Иногда и сам не пойму, как после этого всего не пошел по кривой дорожке. Драки были стенка на стенку. Соседние микрорайоны собирались человек по шестьдесят. Не пойти было нельзя – несусветный срам и грех. С прутом и кастетом добирались на автобусах и гоняли друг друга. У меня была куртка с отложным вязаным воротником. Я его натягивал на лицо, чтобы не узнали. Бегал хорошо – милиция никогда не догоняла. Cпасла армия, иначе сел бы.

– В каких войсках служили?

– В Рязанском воздушно-десантном полку. Здесь и помогло, что на гитаре играл, спортом занимался, да после детства на шахтерских задворках зубастым волчонком был – привык себя в обиду не давать. «Молодой год» закончился шрамами на лице, но достоинства не уронил. Хотя легко, честно говоря, не было.

Первый прыжок

– Ваши ощущения после первого прыжка с парашютом?

– Не забуду никогда. Прыгали зимой над деревней Константиновка, где родился С. Есенин. Когда приземлился, первое что захотелось – есть. После дембеля много прыгал на гражданке. Организовал парашютную школу. Детей, школьников, учил прыгать.

– После армии чем занимались?

– Поступил в Донецкий Политехнический институт. Закончил с красным дипломом. Приглашали на кафедре остаться, а я не мог. Женился. Нужны были деньги, квартира.

– Потом вы стали горным мастером, но ведь это же опасная профессия…

– Два года работал в Донбассе на шахте. Попал в эту профессию, собственно, случайно. Собрался идти на факультет программирования, но знакомый, занимавшийся со мной в секции бадминтона и преподававший в этом институте, сказал, что профессия горного мастера более денежная и перспективная. Жизнь показала, что на самом деле выучиться на программиста было бы более выгодно. Но так уж вышло. А в жизни горного мастера все опасно и очень мало интересного, поэтому я и ушел оттуда довольно быстро.

Жестокие и золотые времена

– И что стали делать потом?

– Ушел в бизнес. Самое начало 1990-х. Жестокие и золотые времена. Законов нет, правил нет. Опять помогла донбасская закалка. Привычка после падения все равно вставать и бить в одну точку, пока или голову не разобьешь, или брешь не пробьешь. Пережил три кризиса. Потерял кучу денег и друзей. Устал и уехал жить в Германию. К тому времени у меня было уже немецкое гражданство, трое детей и вторая жена – Таня.

– Как вас приняли в Германии?

– Как это и бывает с эмигрантами. Язык чужой. Нужно все начинать сначала. Начал писать песни. Писал о том, что увидел. Сначала были в основном песни об эмиграции, какие-то о себе, но, в основном, об общих настроениях переселенцев. Моими слушателями в Германии как раз и стали люди, которые либо недавно приехали и помнят еще жизнь на родине, либо те, кто давно живет здесь, но никак не может привыкнуть к новой жизни. Потом появился альбом «Переселенцы». Он шуточный, но почти все песни отражают ту или иную сторону жизни в Германии. Позже стало появляться больше лирических песен. В последних альбомах – «Дай мне вольную» или «Госпожа Чужбина» – эмигрантской темы там совсем мало. Я бы даже сказал, ее там совсем нет. Разве что заглавная песня из последнего альбома.

– Как был написан первый альбом?

– Легко и просто. Собрал достаточное количество песен и подумал, что все это можно попробовать выпустить на музыкальном носителе.

– Почему вы никогда не выступаете на зонах?

– У меня в репертуаре нет блатных песен.

– Но вы к тому же автор детективных повестей?

– Детективных повестей написано две. «Война нервов « и «Цена любопытства». Сюжет придуман точно так же, как и сюжеты моих песен, из жизни. Только писать повесть намного сложнее, так как нельзя ограничиться коротким описанием событий, как в песне. Нормально песню я пишу 15-20 минут. Повесть занимает намного больше времени. Пока не знаю, будет ли этот опыт иметь продолжение. Это совсем другая стихия, у которой тоже свои законы… В любом деле главное – хороший менеджмент.

– Чем полиция Германии отличается от милиции в России и на Украине?

– Полиция в Германии отличается от, скажем, ГИБДД в России тем, что она никогда не вмешивается просто так. За семь лет меня только один раз остановила дорожная полиция и то потому, что у меня не работала одна фара. Они указали мне на это и сказали в ближайшие же дни исправить ее. Все. Просто так, чтобы посмотреть документы, к чему-нибудь придраться – здесь такого нет. Вот, например, один случай. Мы ехали с семьей по автобану, и младшей дочке стало плохо. Мы остановились на правой боковой полосе. Жена вышла и стала помогать ребенку. А сзади подъехала полицейская машина. Все ожидали, что полицай начнет выяснять – почему остановились, проверять документы и прочее. Но он простоял сзади нас, прикрывая от движущегося потока 10 минут, и когда мы поехали, тоже тронулся с места.

Русские свадьбы в Германии

– Как был снят ваш видеоклип?

– Идея видеоклипа появилась тогда, когда оказалось, что возможно поставить рекламу на телевидении, рассчитанном на русскоязычное население Европы. Нас, конечно, прежде всего интересовала Германия. Общегерманского русскоязычного радио пока не существует, а телевидение появилось несколько лет назад. Нужно было только найти песню, на которую сделать этот клип. И считаю, что мы выбрали идеально. Это песня «Русские свадьбы в Германии». В Германии, на самом деле, каждую неделю проходит неимоверное количество именно русских свадеб. Поэтому очень и очень многим эта тема оказалась близка и понятна. А когда, слушая песню, человек примеряет ее на себя – это уже половина успеха.
Для клипа мы пошли, как нам кажется, самым логичным путем. Собрали съемки с настоящих свадеб и отобрали из них кадры, соответствующие словам песни. Получилось очень живо и правдоподобно. Тему для этой песни я взял на свадьбе своей племянницы почти сразу после переезда в Германию. Тогда на торжество собрались почти все родственники, живущие здесь. А их у меня около сотни, и, вернувшись домой, я написал эту песню. Ее сейчас исполняют почти все свадебные группы на русских свадьбах.

– Кстати, о свадьбах. Сейчас Россию наводнили брачные агентства, которые предлагают русским девушкам найти свое счастье с немецкими женихами. Ваше мнение по этому поводу. Как обычно складывается судьба таких авантюристок?

– На эту тему у меня есть конкретный ответ в виде песни в альбоме «Переселенцы» «Женитьба». Ее просто нужно послушать, там все сказано. И самое интересное, что ситуация один в один из этой песни недавно произошла с нашим хорошим знакомым, местным немцем. Он нашел себе невесту из России через Интернет. Не буду все описывать, это не моя история, только в данном случае все закончилось относительно благополучно для нашего знакомого (не считая потраченных денег), так как , как вы называете, у «авантюристки» сдали нервы, и она уехала домой за две недели до свадьбы.

Дуэты и гастроли

– В одном из ваших альбомов вы спели вместе с Наташей Маас и Лорой Григ, расскажите об этом сотрудничестве.

– У меня большое количество песен, написанных от женского лица. Не знаю, может быть, я в прошлой жизни был женщиной, но все признают, что тексты написаны со знанием дела. И однажды у меня возникла мысль предложить мои песни певицам, живущим в Германии, с которыми работаем иногда на концертах. Сначала я включал по нескольку песен в мои номерные альбомы. А затем выпустил отдельный альбом «Лучшие голоса русской Германии поют новые песни Вадима Куземы». Там песни исполнили не только Наташа Маас и Лора Григ, но и Юлия Деппе из Берлина (у меня есть с ней также песня дуэтом), и много еще талантливых молодых певиц и певцов.

– Расскажите о своей семье. Как вы познакомились с супругой?

– Я женат второй раз. В каждом из браков у меня по двое детей, и там и там – мальчик и девочка. Все мои дети живут в Берлине. Трое учатся в гимназиях. Младшая дочка собирается в школу в следующем году. С супругой мы познакомились в Донецке и уже 14 лет вместе. И живем, и работаем. Жена всегда является самым первым слушателем моих песен. Иногда признает песню хорошей безоговорочно, иногда советует, что можно добавить или изменить. А иногда и темы для песен дает. Песня «Берлинские славянки» появилась после того, как жена сказала мне: «Напиши песню о том, что наши женщины здесь самые лучшие».

– Творчество для вас – не единственный род деятельности?

– Нет, не единственный. Занимаюсь продажей музыкальной продукции. В общем-то, все крутится вокруг творчества – создание аудио-визуальной продукции (съемки документальных фильмов, рекламных роликов).

– Когда вы впервые почувствовали себя популярным?

– Когда каждое утро стали приходить по нескольку писем со всего света с просьбами выслать диски.

– Сюрпризы от поклонников получаете?

– На одном из концертов мужчина подарил видеокассету со снятыми им двумя клипами на две мои песни. Было очень интересно посмотреть. Приходили посылки из Москвы от поклонницы, с которой некоторое время поддерживали переписку.

– У вас бывают гастроли с русскими исполнителями, такими как Татьяна Буланова, Кай Метов, группа «Фристайл», Юрий Шатунов и многими другими. Как сочетаются ваши песни в стиле шансон с попсой?

– У нас, по крайней мере, есть одно общее – русский язык. Однажды в Берлине отрубился свет. Допевали хором, а-капелло.

«Сто лет одиночества»

– Что вы больше всего цените в людях?

– Коммуникабельность и умение найти свое место в жизни.

– А что вас раздражает?

– Тупость

– Чем привлекла книга Маркеса «Сто лет одиночества»?

– Фундаментальностью. Маркес писал ее 10 лет и получил за нее Нобелевскую премию по литературе. Скрупулезность изложения поражает.

– Что, на ваш взгляд, есть одиночество?

– Это нереализованность. Человек, прожив свою жизнь и ничего путного не построив и не совершив, чувствует себя не только одиноким, но и никчемным.